Оранжевое небоDark corner
 •

Рыжий Бесстыжий Романтический Автор

Да, это - Я!


Забор :)


Мaленькая месть

Чемпионату мира по футболу 2006 посвящается.

От автора
Да знаю, знаю я, что Кагоме не могла смотреть этот матч с учетом разницы во времени :)
Сама идея пришла ко мне во время просмотра матча Испания-Португалия, уходить отказалась - пришлось записать. Форма рассказа тоже футбольная - он круглый, как мячик. Не верите? Закончив читать, вернитесь к началу ;)


...а во-вторых, он никогда не опускался до того, чтобы ломать ее вещи. Ну, то есть - намеренно. Да, периодически в его руках что-то портилось - то будильник этот дурацкий (а нефиг звонить не вовремя!), то железный драндулет... Но ведь Инуяша не виноват, что человеческое барахло такое хрупкое - и пальцем его, блин, не тронь!
Главное, мяч даже не принадлежал самой Кагоме, и Сота наверняка расстроится, найдя лишь обрывки. Обрывки-обрывки - уж будьте уверены, Инуяша в своем деле - непревзойденный мастер. А Кагоме, чтоб ее, точно догадается, какая тут собака порылась. И усадит его. Возможно, не раз.
Фех! Никто ничего не видел, никто не слышал, никто ничего не узнает, потому что и не было ничего!
Инуяша торопливо запихал бренные останки в рукав хаори. Не, в этом мире оставлять их слишком опасно. Лучше зарыть где-нибудь в лесу на своей стороне колодца...
...Если успею.
Если...
Заскрипела за спиной лестница. Он прижал уши к голове и приготовился к худшему.
- Инуяша-а-а-а-а, - зевнула Кагоме, - чем ты тут занимаешься посреди ночи?..

***

Она проснулась уже в дурном расположении духа - как ни оттягивала неизбежное до последнего, как морально себя ни готовила, как ни настраивалась на ударную работу, заниматься не хотелось. Совсем. Да и какому нормальному человеку понравится провести весь день за письменным столом, все больше и больше убеждаясь в собственной тупости?! Надо сказать, перед лицом стереометрии Кагоме чувствовала себя именно последней тупицей - худо-бедно, благодаря непоколебимому терпению Ходжо-куна, который после занятий с ней мог бы запросто заниматься реабилитацией идиотов, и Аюми, готовой до победного конца объяснять одну и ту же простейшую задачу, ей удалось прорваться сквозь алгебру, геометрию и даже начала анализа. Но стереометрия находилась, видимо, за гранью способностей Кагоме. Сколько она ни перечитывала условия задач, сколько ни заучивала теоремы и следствия, едва дело доходило до их применения, сразу превращалась в брошенного в воду беспомощного щенка. Бейся - не бейся - толку чуть.
Кстати, о щенках.
Кагоме нахмурилась и решительно придвинула учебник: в конце концов, смог же Инуяша сделать свой меч легче! Добился же, чтобы Драконий Тессайга не обжигал отдачей руки! Да?! Да! Ну и мне по силам продраться сквозь эти дебри!!!
«Дан прямоугольный параллелепипед. Его диагональ составляет углы с диагоналями основания 45 и 60 градусов. Расстояние между диагональю параллелепипеда и не пересекающей её диагональю основания равно 1. Найти площадь сферы, описанной вокруг параллелепипеда».
Кагоме издала нечленораздельный стон и уронила голову на пахнущие наукой и страданием страницы. Потом усилием воли подняла голову и перечла условие. Трижды. Каждый раз убеждаясь, что на расстоянии между диагональю параллелепипеда и не пересекающей её диагональю основания мозг исчерпывает все свои резервы, включая неприкосновенные. Через полчаса она сдалась и поплелась вниз по лестнице к телефону.
- Аюми-чян? Аюми-чян, это опять я... Извини, что отрываю, - никак задачку не могу понять... Нет, не эту... - (господи, нам ЭТО тоже задали?!) - про... как его... параллелепипед. Нет-нет, - (и ЭТО?!) - другую... - Кагоме покосилась в записи и медленно, чуть не по слогам, зачитала условие.
- А! Да-да, я решила, сейчас все объясню! Она не такая уж и сложная, как кажется на первый взгляд! - радостно зазвенела на той стороне провода подруга.
- Да неужто?.. - мрачно хмыкнула Кагоме.
- Ты сделала чертеж?
- Ну, как тебе сказать... В общем... сделала.
- Тогда давай обозначим нижнее основание АВСД... А верхнее - то же самое, только со штрихами... Обозначила?
- Угу, - придавив подбородком телефонную трубку, Кагоме изобразила на жалком подобии чертежа кривые буквы.
- Радиус описанной сферы обозначим как R, и тогда смотри, что получается: В штрих Д - это два R...
Ей захотелось плакать. Да нет - Кагоме даже заплакала, заливая горькими слезами и щеки, и телефонную трубку, чертеж, и условия задачи, и даже решение, которое старалась записать...
А Аюми не унималась:
- AE и EC выражаем через R по теореме косинусов из треугольников AEO и EOC соответственно...
- Аюми-чян...
- ...и полученный объем равен R в кубе разделить на двенадцать...
- Аюми-чян!
- Что?.. - растерянно остановилась подруга. - Ты чего-то не поняла?
- Я ничего не поняла! - всхлип. - НИЧЕГО!!!
- Давай попробуем еще раз. Наверное, я просто слишком быстро говорила.
...или я такая бестолковая, - мрачно присовокупила Кагоме.

***

Спустя час.
- Итак, какой получается объем?
- R в кубе разделить на двенадцать! - просияла Кагоме капельками трудового пота в лучах полуденного солнца.
- И что нужно сделать дальше?
- Дальше... Наверное, приравнять объемы и... - Кагоме покрутила листок, исписанный со всех сторон и во всех направлениях, обнаружила чистый клочок, не больше отпечатка пальца размером, и заспешила по нему огрызком карандаша. - И... и получается 24 пи!
- Умница! - на неизменной жизнерадостной ноте подытожила Аюми. - Не сомневалась, что ты справишься, Кагоме-чян! Не болей ты столько, точно была бы отличницей!
- Нет, что ты! Это ты мне все объяснила... Аюми-чян, просто не представляю, как тебя благодарить!
- Напиши завтра контрольную - и докажешь, что мои труды были не напрасны!
- Я... я постараюсь, честное слово постараюсь.
С ощущением, будто постарела лет на сто, Кагоме положила на рычаг взмокшую трубку и растерла онемевшее ухо. Потом взглянула на листок, исписанный собственной рукой, и... помертвела: где начало? Где конец?! Что за чем идет и из чего вытекает?!
Грязный, пару раз перерисованный чертеж, исписанный поверх формулами, и формулами, и формулами - единственное, за что она твердо могла ручаться, - за ответ. Двадцать четыре пи.
Будь они неладны.
От грохота входной двери Кагоме содрогнулась, будто подстреленная. Едва успев стряхнуть с ног кроссовки, Сота, не слыша ее растерянного приветствия, опрометью кинулся в гостиную.
- Успел?! - заорал он так, будто боялся опоздать на прощание с усопшим родственником. - Я успел, дедуля?!
- Успел-успел!.. - прохмыкал в ответ дедуля, чей голос... Кагоме прислушалась - и точно: звучал подозрительно возбужденно. - Хе-хе-хе... Сейчас новости, а потом...
- Закончила, деточка? - мама с подносом, на котором дымилась супница, появилась из кухни, открыла ногой дверь и тоже исчезла в гостиной, где, судя по звукам, шел бой за место под солнцем - то есть у телевизора. - Обедать будешь? - донеслось уже изнутри.
Внезапно Кагоме поняла, что умственные усилия стоили ей и вчерашнего ужина, и сегодняшнего завтрака. Она не просто хотела есть - она была голодна, как волк. Как Инуяша. А еще не хотела заново разбираться с чертовым параллелепипедом, чтоб он треугольником стал, катет ему в гипотенузу.
- Буду, мамочка! А почему не на кух...
- Ты что, не знаешь?! - Сота проскочил мимо сестры в ванную, через секунду - обратно. В руках у него откуда-то взялся футбольный мяч. - Сегодня же наши играют с... Бра-зи-ли-ей!!!
Судя по голосу, в Японии ожидается пришествие всех богов. Причем состоится оно прямо во время обеда и непосредственно в их гостиной.
- Наши?.. С какой Бразилией?.. А во что играют? - Кагоме вошла следом и присела у маленького столика, где мама вовсю раскладывала рис с курицей и яйцом и разливала мисо.
- Ты, сестрица, совсем от жизни отстала... - не отрывая глаз от экрана, Сота уселся вместо пуфика на футбольный мяч, свалился, свезя со стола маринованную редьку, и, повинуясь строгому и торжественному взгляду дедушки, сел по-человечески.
- Воистину, Кагоме, неужели ты не знаешь, что сегодня сборная Японии по футболу играет... - дедуля прокашлялся и, заведя в потолок глаза, пропел, словно читая праздничный молебен, - с пятикратными чемпионами мира бразильцами!
Кагоме вздрогнула. И боязливо покосилась на маму. Та прижала к груди половник:
- Роналдо такой... милый...
- Мамуля! А как же патриотизм?! - гаркнул дедушка, разом теряя всякую благостность. Сота солидарно кашлял в свой суп. - О, женщины! За своих надо болеть, за своих!
- ...и напоследок, перед началом матча века для японской сборной, - удивительное рядом, - улыбнулся в камеру диктор. - Ведущиеся на территории Токио раскопки дали невероятные результаты: в почвенном слое, датируемом шестнадцатым-семнадцатым веком, обнаружен... - он сделал драматическую паузу и закончил: - ...футбольный мяч! Невероятно, но он просто-таки копия мячей, выпускаемых в нынешнее время! Как объяснить этот феномен, специалисты пока не знают, но, возможно, пора пересмотреть историю и признать, что родоначальниками игры, приковывающей к телеэкранам миллионы - десятки, сотни миллионов телезрителей, является не Туманный Альбион, а Страна Восходящего Солнца?.. Пусть ответ даст игра нашей сборной, пожелаем ей удачи - и да увидим мы красивый футбол!
- С ума сойти!!! - Сота покосился на свой драгоценный мяч. - Неужели в Эпохе Сэнгоку тоже играют в футбол?
- Вообще-то я не видела, - подливая в суп соевого соуса, призналась Кагоме. - Но могу у Инуяши спросить...
У Инуяши.
Кагоме отпрашивалась на десять дней. Он давал три. Через полчаса ругани, трех "дур" и четырех "сидеть" (три штуки за "дур" и разок для острастки) сошлись на неделе, пять дней из которой уже миновало. Кагоме никогда не приходилось так много времени проводить в разлуке, и она скучала. Скучала с первого дня - пусть неосознанно, не думая о нем каждую минутку, но иногда со страниц тетрадок на нее смотрели не безжалостные формулы и правила, а теплые золотые глаза.
У самого колодца, провожая ее в будущее, полудемон дал слово - пообещал не дергать и дать спокойно сдать экзамены. И он его держал. Она, пообещав сдать все без сучка без задоринки, чтобы, по словам Инуяши, «никакая ерунда больше не отвлекала нас от поисков осколков», - тоже: английский, литература и японский были уже позади. Завтра Кагоме ждала стереометрическая голгофа. А послезавтра - история. Услада сердца: историк ее просто обожал и вечно ставил в пример одноклассникам как человека, умеющего пользоваться дополнительными источниками.
Да-да, знали бы вы, какими именно дополнительными источниками я пользуюсь и в какой библиотеке все узнаю...
Кагоме поднесла ложку ко рту и поперхнулась от разорвавшего телевизор рева: на огромное зеленое поле (кстати, когда успела смениться картинка - только что рекламу показывали...) выбегали игроки в синей форме, и дедушка, Сота и даже - о ужас! - мамуля закричали и захлопали в ладоши, словно поддавшись общему безумию.
С половника летели капли супа. Кагоме утерла лицо:
- Я, пожалуй, пойду заниматься. Спасибо за еду.
Никто не ответил - незамеченная, она покинула гостиную, вернувшись в логово кровожадной стереометрии.
«Один выпуклый многогранник лежит внутри другого»...
- А-а-а!!! - донеслось снизу.
Пришлось зажать уши ладонями.
«Докажите, что площадь поверхности внешнего многогранника больше площади поверхности внутреннего».
- ...а-а-а!!!
Поняв, что под крики и свист, несущиеся из гостиной, с новой задачей не разобраться никогда в жизни, она решила начать с параллелепипеда Аюми - в ужасе покрутила замызганный клочок бумаги и обреченно пододвинула тетрадь. В тот момент, когда удалось повторно преодолеть теорему косинусов, запутаться в вычислениях, распутаться обратно и - ура-ура! - добраться до объемов, снизу донесся очередной вопль, да такой, что кровь застыла в жилах.
Мироку, поглощаемый Воздушной Дырой, Санго, убивающаяся над Кохаку, Джакен, оплакивающий навеки покинувшего его Сещемару-сама, Инуяша, крошащий на сашими Нараку - все эти картинки во мгновение ока промелькнули перед внутренним взором Кагоме, пока мгновением позже не пришло осознание, что она находится у себя дома, а значит...
Вой, меж тем, не затихал - наоборот, усиливался: радостный визг Соты, смех мамули, гудение дедушки и перекрывающий все это рев телевизора.
- Что за ерунда?.. - Кагоме, нахмурясь, отодвинула тетрадь. - Невозможно работать.
Визг Соты отделился от общей какофонии и начал угрожающе приближаться; через миг дверь в ее комнату распахнулась:
- Забили!!! - со слезами на глазах прижимая к груди футбольный мяч, возопил он. - Наши забили!!! Честно слово!!! Тамада - просто... В девятку... - он поднял мяч, словно отрубленную голову врага, и благоговейно поцеловал его «в лоб». - Гений... просто гений!!!
Кагоме проводила явно помешавшегося и продолжающего на ходу бормотать брата озадаченным взглядом. Повернулась к тетрадкам. Снизу послышался новый крик, однако ликования в нем уже не было - скорее, скорбь.
Что же у них там творится?..
- Я на минуточку, - виновато сообщила она занимающимся чем-то неприличным выпуклым многогранникам и на цыпочках заскользила по лестнице.

***

Пятый день.
Инуяша точно знал, что еще два не выживет: если, измаявшись, сам не помрет, то сердобольные друзья помогут: Мироку уже пару раз тянулся распечатать Воздушную Дыру (причем второй раз, как показалось Инуяше, всерьез), от Санго ему все чувствительней досталось Хирайкоцу по хребту, Шиппо подпустил какой-то жгучей дряни за шиворот (вот я тебя поймаю, поганец...) и даже Каэдэ неодобрительно качала головой и ворчала все громче.
Инуяша все понимал. Но ничего не мог с собой поделать. После ухода Кагоме в груди образовалась сосущая пустота, и, чтобы в нее не провалиться, приходилось постоянно двигаться и чем-то себя занимать: доставать Шиппо (ради справедливости, надо заметить - обоюдно), наматывать круги по хижине, роняя утварь и спотыкаясь об Кирару и чьи-то ноги, мотаться по деревне, пугая селян мрачной рожей и ломая попадающиеся на пути хлипкие загородки, и зудеть, зудеть, зудеть...
Вечером второго дня он уже нес вахту у колодца. От сруба пахло трухлявым деревом, травой и прелой землей. По ту сторону была Кагоме. Сидела над своими дурацкими тетрадками. Ему хотелось ее увидеть. Но только сунься - мало того, что оборет да об пол приложит, еще и дуться потом будет целую неделю, вешая всех собак - дескать, кабы бы ты не пришел, я бы все выучила и сдала! Только и умеешь, что отвлекать!
Четвертое утро он встретил у колодца, отлучившись в течение дня лишь пару раз - поесть и навешать горячих Шиппо. А нехрен ныть, что скучает по Кагоме! Тоже мне, скучатель нашелся! Да разве можно это сравнить с тем, что сейчас испытывает он, Инуяша?!
На пятый день полудемон сдался. Действительно - не обязательно же попадаться Кагоме на глаза! Можно тихонько посмотреть, как там она, и вернуться обратно...
Или не вернуться, - добавил он, косясь на дорогу, ведущую в село. Поперек лежала Кирара в боевом обличье: Санго, доведенная измаявшимся полудемоном до белого каления, велела кошке и на пушечный выстрел его к деревне не подпускать.
Когда солнце добралось до зенита, он окончательно проголодался. Мысли о жиденькой похлебке Каэдэ (что я ей - конь, чтобы всякую траву жрать?) под укоризненные взоры мрачных сотоварищей не прельщали. Куда симпатичней выглядела идея о лапше быстрого приготовления. С говядиной. Черт с вами - можно даже с грибами или какими-нибудь креветками, лишь бы в доме Кагоме... А вдруг ее мама мясо приготовила?..
Инуяша чуть не захлебнулся слюной, пришлось даже рукавом утираться.
Может, никто рассердится, если он заглянет перекусить?
Полудемон легко перемахнул через бортик и полтыщи лет.
Территория храма словно вымерла. Это показалось тревожным знаком, ведь обычно - в дождь ли, снег ли, в палящую ли жару - тут всегда толпами бродили люди, доставляя ему, кстати, тем самым массу неудобств. Может, что-то стряслось?!
Кагоме?..
Он запрыгнул на дерево и бочком-бочком пробрался вдоль ветки, чтобы убедиться, что она, как всегда, за столом, сгорбилась над бумажками, исписанными непонятными, никому не нужными закорючками.
За столом никого не было.
Неужели так измочалила себя, что завалилась спать среди бела дня?!
Он сделал еще несколько шагов, чтобы в поле зрения попала кровать. Пустая.
Наверное...
Что «наверное», Инуяша предположить не успел, потому что дом сотряс нечеловеческий, полный скорби и отчаяния многоголосый вой. С Тессайгой наголо, высадив окно и вынеся с петель дверь, полудемон кубарем скатился с лестницы, влетел в гостиную, прожигая ее взором, способным заставить любого врага обмочить портки, и... замер.
Определенно что-то стряслось.
Старик уронил голову на руки и нечленораздельно мычал.
Сота, глядя в пространство, кусал кулаки. В глазах его стояли крупные, прозрачные слезы.
Кагоме сидела, закрыв лицо ладонями.
- И снова удар в створ ворот - на этот раз в исполнении Роналдо! - рявкнул мигающий ящик, завладевая всеобщим скорбным вниманием.
- Роналдо такой душка... - трагически прошептала обнимающая половник мама, и Инуяша на всякий случай попятился: от этой женщины всего можно ждать.
Какое-то заклятье? Чары?! Что происходит?!
- Ка...гоме?..
- При повторе, - самозабвенно заливался телевизор, контрастируя с гробовым молчанием присутствующих, - видно, что после удара Жуниньо Пернамбукано мяч летел по какой-то абсолютно нереальной траектории, понятной только фирме Адидас - изготовителю экипировки для нынешнего чемпионата. Мяч настолько бросало из стороны в сторону, что отразить такой удар было практически невозможно!
Рев вдруг усилился. Кагоме вскинула голову, старик тоже оторвал свою от стола:
- Хидетоси! Бей!
- Ну во-от...
Инуяшу никто не замечал. Совсем. Как будто его не было.
- Каго...
- Удар Жильберто - и гоо-о-ол!
Бум! Хлюп! Шлеп! - старик снова припал головой к столешнице, Сота залился возмущенными слезами, а Кагоме раздосадовано хлопнула в ладоши. Увидев выражение ее лица, Инуяша попятился.
Мать вашу, они тут все свихнулись! Да что ж творится в ихней дурацкой коробке с картинками?! Какая-то черная магия?!
- Сота, мальчик мой, но ведь бразильцы - пятикратные чемпионы мира, ты сам говорил... - мама половником погладила безутешного мальчика по голове. - Странно было бы думать, что их можно так легко победить... Давайте просто наслаждаться игрой... - она задумчиво посмотрела на половник, потом перевела взгляд на супницу. - Тебе добавки не положить? Ах да - здравствуй, Инуяша.
- Мамуля, но как же патриотизм?! - тряся всклокоченной козлиной бороденкой, дедушка хлопнул кулаком по столу, едва не попав по миске, и снова отвернулся.
Кроме мамы Инуяшу никто не замечал. Уже лучше, хотя такое положение вещей его все равно категорически не устраивало.
- Кагоме! Какого черта?!
Его возмущение потонуло в дружном «Ну-ну-ну! Хидетоси, давай-давай-давай!» - картинка снова замелькала, явив крупный план парня, который кого-то ему напомнил.
- Какой он милый... - улыбнулась мама. - И энергичный...
- Это он-то энергичный?! Не смеши меня, мамочка. Ты просто Когу-куна не видела... Эх, вот бы его на поле... Кстати, а я-то все думаю, на кого он похож... - не отрывая взгляда от экрана, на одной ноте пробубнила Кагоме. - Он бы всех бразильцев одной левой сделал. Левой ногой.
Инуяша почувствовал, как шерсть на загривке встала дыбом.
- Хой, Кагоме! - рявкнул он, перекрикивая гул и барабанный бой. - Ты чем вообще занимаешься?! Почему не учишься?! И при чем тут этот блоходром?!
- Привет, Инуяша, - не повернувшись, кивнула телевизору Кагоме. - И незачем так орать! Не видишь, что ли, - наши с бразильцами играют!
Сота бросил на сестру испуганный взгляд, и Инуяша понял - точно заклятье. Крепкое - только Черной Жрице и по силам. Однако почему-то испытал при этом не страх, а острую обиду: он, понимаешь, промаялся столько дней, он перессорился со всеми друзьями, он так хотел ее увидеть, чтобы просто убедиться, что все в порядке, а она... она таращится в ящик на толпу бегающих по лугу мужиков - кстати говоря, какого хрена она таращится на толпу бегающих по полю мужиков в таких непотребных одеяниях?! - а на него начхать хотела?!
Рука снова потянулась к Тессайге.
- Сидеть.
- Гияк! - Инуяша воткнулся носом в ковер.
- До конца матча десять минут, потерпи, будь любезен, - посоветовала ему спина Кагоме. - И не вздумай что-нибудь опять сломать. Особенно телевизор.
Мама и Сота посмотрели на полудемона с состраданием. Что до старика, тот, похоже, до сих пор не замечал гостя.
- Какого... - отодрав себя с полу, взвыл Инуяша.
- Держи-ка, - в руках у мамы, а следом - в инуяшиных - появилась пачка чипсов с беконом. - Ты уж не сердись на нее - целыми днями ведь зубрит, чтобы поскорей к вам вернуться... А тут - такой матч, такие игроки... - вспыхнувший на маминых щеках румянец и блеск глаз Инуяше определенно не понравился, но, пожалуй, стоило внять.
- Кех! А что это вообще такое? - шепотом спросил он, кровожадно раздирая упаковку, но при этом не роняя ни единого картофельного лепестка на пол.
- Футбол... - шепотом же пояснила мама.
- Отож!.. Что творит-то! Вот это финт, это я понимаю!
- Он потрясающий!.. - не отрывая глаз от крупного плана какого-то зубастого - позубастей Инуяши! - хмыря, прошептала Кагоме. - Господи, это просто с ума сойти... Кто бы мог подумать, что футбол - это такое... такое...
- Я тебе говорил, говорил, сестрица: футбол - это круто, а ты не верила! Эх, жаль, наши проигрывают...
- Что ж такое этот ваш футбол?.. - опасливо переспросил Инуяша, пока Сота с Кагоме стрекотали на каком-то непонятном языке, пересыпая предложения незнакомыми словами.
- Такая игра. Надо забить ногами мячик в ворота противника. Две команды, двое ворот, один мячик – собственно, вот и все.
- Ногами? Фех! Глупость какая. Не проще ли руками - раз и...
- Нет, по правилам - только ногами.
Инуяша сосредоточенно уставился в экран, пытаясь понять, что к чему, - даже про чипсы забыл. Секунд на пять. Как если бы по заказу, крик - бросок - удар, и толпа мужиков в желто-белом начала орать и гоняться не за мячом, а друг за другом, заголяясь прямо на людях и - Инуяшу чуть не стошнило при воспоминании о Дзякоцу - обниматься.
Это что же за паскудство Кагоме смотрит?!
- Го-о-о-ол!!! Девятка бразильцев еще больше увеличивает разрыв в счете! Увы, с учетом того, что до конца матча осталось меньше десяти минут, наша команда едва ли отыграется – да будь это даже возможно, судьба ее все равно бы не изменилась. Преимущество пентакампионов неоспоримо...
- А почему этому зубастому по морде не дали, когда он вперед ломанулся? - практично спросил полудемон.
- Господи! - рассмеялась мама. - Да уж, тебя на поле точно пускать нельзя. Драки запрещены правилами, - пояснила она, явно забавляясь его наивной любознательностью.
- Кех! Ерунда, а не игра – много ли надо ума, чтобы кренделя ногами писать, - Инуяша запрокинул голову и бережно высыпал остатки жареной картошки прямо в глотку, не услышав за хрустом негромкого «уж не больше, чем махать мечом». Он отряхнул руки и проинспектировал себя на предмет вкусных крошек. - Эй, Кагоме! - решительно скомандовал он.
- Сидеть! - железным тоном отрезала она, по-прежнему глядя в телевизор.
Вот стерва. Ща узнаешь, как от работы отлынивать.
Отлепив себя от пола, он без слов подхватил ее под мышку, зажав для верности рот рукой, и в два прыжка оказался наверху, в ее комнате. Кагоме рычала, брыкалась и дважды укусила его за ладонь. Эффект, правда, оказался прямо противоположным желаемому. Инуяшу впридачу бросило в пот. В комнате он плюхнул ее на стул, а сам - во избежание новых усаживаний - навис сверху.
- Ты с ума сошел?! - красная от возмущения, Кагоме попыталась вскочить, но когтистая лапа решительно вернула ее на место.
- Занимайся! У тебя завтра контрольная!
- Без тебя знаю! - теперь ее голос звучал, скорее, озадаченно.
- Вот и учись. Давай там, зубри свои... А и Б сидели на трубе...
- Какого черта ты не дал мне досмотреть фут...
Договорить она не успела - полудемон, опершись обеими руками на стол, прямо в лицо дохнул на нее запахом чипсов (при ближайшем рассмотрении, они оказались еще и с луком):
- Никакого футбола! Учись давай! Живо! А нет – тогда пошли обратно! Там у нас тоже работы выше крыши! Нашла время, чтобы... - он запыхтел, засопел и выпалил: - ...таращиться на какую-то похабщину! Мужики с мячиком бегают! Волка блохастого еще приплела... Фех!!!
- Инуяша... - Кагоме потеряла дар речи. - Инуяша...
Разрываясь от желания расхохотаться над смущенно-раздраженной физиономией полудемона и приложить его об стол, чтобы не сходил с ума от всякой ерунды, она развернулась и уткнулась в учебник.
Где ее терпеливо ждали вставленные друг в друга многоугольники.
- Инуяша! - раздался снизу спасительный голос мамы. - Обедать!
- ...и потом поиграем в футбол, в футбол! - возбужденно зазвенел из-за ее спины Сота. - Договорились, Ушастик? Я буду играть за наших, а ты за бразильцев! И мы выиграем у них 4:1 - вот увидишь, уж я-то кое-что умею!!!
Инуяша пинком распахнул дверь и с верхней площадки лестницы уставился на мальчишку так, что тот присел и выронил мяч. Почему-то сразу захотелось в туалет.
- ...или опять проиграем...

***

Вечером, когда Кагоме, с помощью все той же безотказной Аюми разобравшаяся с многогранниками, уснула прямо за столом, Инуяша переложил ее на кровать и тихонько спустился в прихожую, где лежал герой сегодняшнего дня - футбольный мяч. Взял его в руки, обнюхал, рассмотрел со всех сторон.
Вот оно - олицетворение всех его соперников! Глупая круглая штуковина, из-за которой Кагоме не обращала на него внимания, ахая и охая по поводу каких-то потных ушлепков! Ради которого готова была забыть про свои прямые обязанности - учиться в своей дурацкой, никому не нужной школе и собирать самый важный на свете Камень Душ! Из-за которой его два раза ни за что приложили мордой об пол!
Острые, как бритва, когти сладострастно вошли в тугую кожу мяча. Мяч засипел и начал сдуваться.
И тут Инуяше почему-то стало стыдно. Ну, во-первых, какое бы первое впечатление он ни производил, на деле полудемон был не из тех, кому доставляет удовольствие бессмысленное разрушение, а во-вторых...


"STASY.NET и все, все, все!"
e-mail: info@stasy.net