Оранжевое небоDark corner
 •

Рыжий Бесстыжий Романтический Автор

Да, это - Я!


Забор :)


Страсть к переодеванию, или Oops, I did it again!
Макото еще раз мазнул пуховкой по носу и посмотрел в зеркало. Там отразилась белокурая красавица. Хмурая белокурая красавица. Белокурая...
О-опс.
И слепому сейчас стало бы очевидно, что это никакая не девушка, а парень – накрашенный, в женской одежде и парике, парень. У девушек, особенно таких красивых, не бывает столь по-мужски раздраженного выражения лица - даже сердясь, они всегда следят за мимикой, не позволяя себе ничего подобного. Еще пару минут, и это заметили бы и остальные - друзья, с которыми они отправились в чертов караоке-бар. Уж как Макото увиливал, как не хотел идти! Оно и понятно: кому охота слушать фальшивые завывания, натужно улыбаться, смотреть, как целенаправленно накачивается пивом Токи-семпай, и следить, чтобы он не добрался до бестолковой Ито, которая никак не могла поверить, что именно на нее и ведется охота! Но Ито сказала "нас сто раз приглашали - неудобно отказаться", а одну ее отпустить ему и в голову не пришло, так что в итоге...
...Еще и духотища - не продохнуть! Даже парик съехал - так голова вспотела!..
Макото еще раз посмотрел в зеркало и поправил искусственные локоны.
...Ну, все. Пора.
Белокурая красавица обезоруживающе улыбнулась и вышла из уборной.
Коридор был узкий, и они с трудом разошлись с пробегающим мимо официантом.
- Извините, виноват! - торопливо поклонился он, придерживая на подносе стаканы с соком и пивом.
Макото вежливо кивнул и открыл дверь в их кабинку, с порога оглохнув от музыки, громкого (и опять фальшивого) пения и хохота. То, что он увидел, совсем ему не понравилось: за пару минут отсутствия Токи успел занять его место, и теперь, зажав Ито в самый угол, шептал ей что-то прямо в ухо.
Макото ринулся туда, но Цугуми-семпай перехватила его на полпути и сунула в руку микрофон.
- А теперь нам споет наша восходящая звезда Амано Макото-сан!
Макото оценил огонек в ее глазах: эта обожающая Ито стервоза все правильно поняла и все сделала назло!
Он попытался вернуть микрофон, но Цугуми отскочила, спрятав руки за спину и кокетливо покачала головой:
- Нет-нет-нет! Мако-чян, так нечестно! Твоя очередь!
Зазвучали первые аккорды, и Макото, скрипя зубами, развернулся к экрану, на котором томно изгибалась фигуристая блондинка в белом:
- Oops, I did it again...
...Издеваются!
- ...I played with your heart, got lost in the game...
...Другой песни для меня, значит, не нашлось!
Блондинка старательно дула губки и делала большие невинные глаза.
Макото чувствовал, что краснеет от злости - к счастью, царил полумрак, в котором мигали разноцветные лампочки, так что этого никто не заметил. Кроме, разумеется, Ито, которая, стоило зазвучать его чуть вибрирующему от напряжения голосу, высунулась из-за широкого плеча Токи-семпая и сейчас смотрела на Макото с виноватым обожанием в глазах. Это подсластило пилюлю. Чуть-чуть.
И очень ненадолго, потому что, стоило Ито приподняться, как Токи положил руку ей на плечо и, подтянув к себе, снова начал что-то нашептывать.
Макото почувствовал, что горло сводит.
Он уже не попадал в ноты.
Плевать.
И на слова не смотрел.
К черту.
Губы сжались, сжались кулаки...
К счастью, песня кончилась.
- Спасибо-спасибо!.. Похлопаем Мако-чян! - словно ничего не заметив, выхватила из его рук микрофон Цугуми и, оглушив всех звонким, как вокзальный колокол, голосом, сообщила:
- А следующую песню споет Нобуко-чян!
По-кукольному хрупкая и крошечная брюнетка поднялась из-за стола, и Макото наметился было сесть на ее место, но Цугуми-семпай схватила его за рукав блузки и дернула на стул рядом с собой:
- Мако-чян, ты Ито прямо продохнуть не даешь! Будто дуэнья какая! Дай ей и с мужчиной пообщаться, тем более... - она понизила голос и многозначительно подмигнула: - Токи-семпай явно имеет на нее виды. Или ты против личного счастья подруги, а?.. - и приподняла брови.
Макото дернул локтем, выворачиваясь из ее цепких пальцев. Цугуми сама с Ито глаз не сводила, но ради того, чтобы сказать ему гадость, была готова на все.
- Ну, что ты, семпай! - улыбнулся он, повышая голос, потому что Нобуко в этот момент запела и, на удивление, голосок у нее оказался чистый, хотя и негромкий. - Просто мне показалось, что Ито-сан это не слишком нра...
Цугуми покровительственно похлопала его по плечу:
- Знаешь, как говорят? "Стерпится-слюбится". Сперва никому не нравится, - она подмигнула.
Этого Макото вынести уже не мог. Но что предпринять, чтобы оттащить его от Ито, и не выдать себя?
Черт, какая же она все-таки бестолковая! Нет бы дать ему по шее и отпихнуть - неужели не понимает, что это вовсе не дружеские объятия?!
Идея пришла вместе с мыслью о том, с каким бы удовольствием он сейчас вылил на этого самодовольно токующего глухаря пару ведер холодной воды.
Макото попятился к двери.
- Мако-чян, ты куда?
Макото застенчиво потупился:
- Я на минутку...
- Ты уже выходила на минутку! - с учительскими нотками в голосе заметила Цугуми.
- Тут так жарко - боюсь, тушь вот-вот потечет.
- Ой, а разве у тебя не водостойкая?
- Водостойкая, но, кажется, бракованная попалась – уже не в первый раз...
- Только не говори, что ты пользуешься Maybelline! - всплеснула руками Цугуми. - Беги скорей, а то сейчас еще и глаза будет щипать!
Макото торопливо выскочил за дверь и выдохнул.
Вот ведь приставучая!.. Как репей!..
Из подсобки появился несущий поднос с напитками официант, и Макото моментально принял новый образ - образ слабой растерянной красавицы:
- Простите... Мне что-то нехорошо. Вы не подскажете, где здесь...
Перевоплощение удалось: официант не только проводил его до женского туалета, но даже осмелился сделать шаг через порог и подал ему несколько влажных салфеток, для чего ему, само собой, пришлось поставить поднос рядом с раковиной.
Этого Макото и ждал.
Умирающий лебедь испарился - захват, удар, возня, пара возмущенных взмявов, хлопок двери, швабра в ручке...
- Я страшно извиняюсь, - сообщил Макото, застегивая белую рубашку, подпоясываясь передником и повязывая на лоб бандану, которая скрыла его собственные волосы, - мне только на десять минут.
- Выпустите меня! - возмущался запертый в кабинке официант. - Я буду кричать!
- Не советую, - Макото осмотрел себя в зеркале, стер пригодившейся влажной салфеткой румяна и губную помаду. - Если тебя обнаружат в трусах в женском туалете, то задержишься ты тут ровно настолько, сколько потребуется времени, чтобы надеть штаны.
Официант затих на пару минут, осмысляя информацию.
Макото в это время яростно оттирал с ресниц тушь. Водостойкую, чтоб ее черти подрали.
- Выпустите!.. - уже менее убедительно провыл из своего узилища пленник.
- Сказал же, - отозвался Макото мужским голосом, и возня в кабинке сменилась испуганной тишиной, - через десять минут все верну.
Критически изучив свое отражение, он надвинул бандану на самые глаза и с подносом в руках вышел в коридор.
- Кажется, мы больше ничего не заказывали, - увидев в дверях официанта, удивился Еширо.
- Угощение от заведения, - сообщил Макото и начал обходить стол, расставляя напитки.
- О! Пиво! - покрутил носом Токи и, затушив сигарету (Макото снова скрипнул зубами, увидев сморщенный нос Ито, под которым как раз и стояла пепельница), в предвкушении потер руки.
- Разрешите... - Макото приближался к их краю, и по мере этого глаза Ито становились все больше: узнала. - Осторожней... Будьте любезны...
- Ставь сюда сразу два, - заявил уже изрядно хмельной Токи и, обняв Ито за плечо, произнес чуть тише, но не настолько тихо, чтобы стоящий рядом Макото не услышал: - Выпей пивка, Икко, - это расслабит, а то ты такая зажатая сегодня... Ну-ка, давай я тебе плечи разомну, а?..
Хотя именно это и было в планах у Макото, но когда стакан сам собой выскользнул из его руки, он удивился не меньше самого Токи, на чьих штанах сейчас расплывалось огромное мокрое пятно.
- Э-эй! Ты чего творишь-то?!
- Виноват... простите... Вот полотенце...
А вот второй стакан - с минеральной водой - Макото пролил Ито на плечо совершенно сознательно.
- Ах! Извините! Ради бога, извините! - засуетился он. - Сейчас дам еще одно полотенце... Или нет - пойдемте, я провожу вас в уборную - там есть и салфетки, и сушилка...
- Я сам ее провожу! - гаркнул Токи, за руку вытаскивая Ито из-за стола. - Придурок криворукий, как таких на работу-то только берут...
- Извините... Извините! Я очень извиняюсь! - повторял Макото, не отставая от парочки ни на шаг. Такой поворот событий его тоже не устраивал: он собирался отправить Токи-семпая в сортир сушить мокрые штаны, а сам потолковать с Ито, но вместо этого...
- Икко, - стоило им оказаться в коридоре, Токи, больше не обращая внимания на присутствие постороннего, открыто обнял Ито за плечи.
Макото увидел, как она напряглась, какими испуганными стали ее глаза.
- Простите, мужской туалет в другом конце, а ее я прово...
Токи, не поворачиваясь, задвинул его назад, как неодушевленный предмет.
- Давай я тебе дам свою рубашку...
Договорить не удалось - его прервал звонко брякнувший по темечку поднос.
Токи удивленно крякнул и сел на пол.
- Ужас, какой я сегодня неловкий, - сообщил Макото, перешагнул через него и, схватив Ито за руку потащил ее по коридору - на лестницу - и на следующий этаж.
Там, в туалете, привалившись спинами к холодному кафелю, они и перевели дух.
- Мако, ну ты даешь!.. - расхохоталась Ито. - Я просто глазам не поверила! Ах-ха-ха!
Макото было не до смеха.
- Нет, это я глазам не поверил, - для наглядности он посмотрел в упор, и Ито сразу перестала смеяться - столько возмущения было в его взгляде. - Я же говорил тебе - будь осторожна! Или ты и теперь будешь утверждать, что им движут исключительно дружеские чувства?!
Нет - после того, что Токи говорил и что делал, Ито уже крепко в том сомневалась.
- Неужели не понимаешь, что когда мужчине не дают отпор сразу, он воспринимает это как разрешение двигаться дальше, а вовсе не как намек на то, что нужно все понять и остановиться! Это я тебе как мужчина говорю!
Ито покраснела.
- Но... но, понимаешь... Я не знала, как ему сказать, что сказать... Ведь, вроде, ничего такого не было... Если бы я начала огрызаться, это бы выглядело глупо.
- Значит, лучше поступить нечестно по отношению ко мне, лишь бы не выглядеть глупо перед ним? - холодно спросил Макото.
- Мако! Да нет же! - выпрямилась Ито. - Просто...
- Я ведь тоже мужчина. И мне неприятно, когда мою девушку обнимает другой. Говорит ей всякие пошлости, лезет к ней - тебе не приходит в голову, каково мне все это видеть?..
- Мако!.. - Ито не знала куда деваться со стыда. Она попробовала кинуться ему на грудь, но Макото предупредительно выставил вперед руки.
- Нет. Будь добра, сначала разберись с ним.
- Вредина, - буркнула Ито.
Мако пожал плечами:
- Ты даже не представляешь, какая.
- И как я ему скажу, а? Подойду, подниму с пола и изви... - ее взгляд упал на поднос, глаза вспыхнули.
Спустя две минуты Ито, подбоченясь и держа в правой руке поднос, стояла в коридоре над все еще сидящем на полу Токи-семпаем. Выражение лица у него было по-прежнему удивленное, но в зубах уже дымилась сигарета. Макото наблюдал за сценой из дверей на черную лестницу.
- Я, конечно, жутко извиняюсь, Токи-чян, но если еще раз... - она изобразила хватательные движения, - то я... - продемонстрировала поднос, и Токи невольно втянул голову в плечи – похоже, понял смысл этой маленькой пантомимы. - То-то.
Ито тряхнула коротко стриженными волосами и промаршировала за дверь, откуда снова лились рулады - солировала сама Цугуми-семпай.
- О-о... Наконец-то снова с нами! - поприветствовала ее в микрофон Цугуми, и у Ито зазвенело в ушах.
Токи проводил даму сердца взглядом и усмехнулся:
- Думаешь, этим меня можно остановить?
- ...можно... - отозвался из дверей Макото.
...Эхо? Откуда здесь эхо? Наверное показалось - тяжелая все-таки у девчонки рука.
- За то и люблю.
- ...я тоже люблю.
Токи вздрогнул: теперь он мог поклясться, что звучал второй голос. Чужой.
- И не отдам.
- ...не отдам.
Похоже, его действительно треснули сильней, чем ему показалось. Токи поднялся на ноги, на всякий случай взялся за стенку и поковылял в мужской туалет - нужно все-таки что-то делать с этим сырым пятном на штанах.
Макото тоже отправился в туалет - для разнообразия, в женский, где быстро переоделся в спрятанную под раковиной одежду, нацепил парик, пригладил волосы и наконец-то вытащил из ручки туалетной кабинки швабру. Официант, в одних трусах сидящий на крышке унитаза, вид имел несчастный и очень замерзший.
- Да я вас!.. - плачущим голосом вскрикнул он.
- Тс-с! - Макото улыбнулся и приложил палец к губам. - Все в целости и сохранности. Одежда, обувь, фартук... И чаевые, - он лучезарно улыбнулся и вложил в ледяную ладонь туалетного узника несколько купюр.
Вид денег оказал моментальный согревающий эффект. Официант пересчитал их раз, потом еще один и посмотрел на Макото с совсем другим выражением - остолбенением, граничащим с обожанием:
- А хотите... можете меня еще раз запереть! И вещи... вещи забрать... все! Я могу даже... - он взялся за резинку трусов.
- Не надо! - остановил его Макото, от неожиданности такого поворота снова перескочивший на тенор. - Одевайся и... вали уже отсюда!
- Слушаюсь, господин!.. Госпожа... Слушаюсь!.. - путаясь в штанах и словах, официант упрыгал в коридор на одной ноге, а Макото отвернулся к зеркалу.
Немного пудры, румяна, тушь...
А вот губной помадой он пользоваться не стал - у него имелись кое-какие планы на сегодняшний вечер, и помада могла им только помешать.
В конце концов, он ведь тоже мужчина.
Правда, Ито-сан?




"STASY.NET и все, все, все!"
e-mail: info@stasy.net