Оранжевое небоDark corner
 •

Рыжий Бесстыжий Романтический Автор

Да, это - Я!


Забор :)


"Вечное движение"

A/N
Я давно мечтала написать историю про музыку и музыкантов, и судьба мне этот шанс подарила. Она даже называется в честь музыкального произведения, которое в ней звучит: Никколо Паганини, op. 11 "Вечное движение".
Один из героев - самый реальный человек, музыкант с мировым именем, у которого я мысленно прошу прощения, что косвенно втянула его в это безарбузие :)
И еще. Это история - музыкальная. В ней звучит много музыки. Все упомянутые в ней произведения можно послушать вместе с героями. В режиме реального времени. Не бойтесь, это маленькие пьесы и они однозначно стоят того, чтобы нажать на ссылку :)


Ру Ми не могла найти мобильник. Она точно помнила, что положила его на столик, а теперь его там не было и в помине. Может, она не положила, а только собиралась и на самом деле оставила его в кармане пиджака?
Нет.
В сумочке?
Нет.
Может, на кровати среди подушек?
Тоже нет.
Она озадаченно остановилась посреди комнаты.
Она точно принесла его домой?
Точно.
Но где же он?!
Боковым зрением она заметила какое-то движение и уже была готова взвизгнуть, уверенная, что это мышь, а то еще что похуже, когда поняла, что это телефон. Мигая экраном, беглец провибрировал из-под кровати под стол, где уперся в коврик и задергался.
Ру Ми посмотрела на дисплей.
Так-так...
Пятнадцать пропущенных звонков и восемь сообщений.
Сердце дрогнуло, хотя она знала, что он не позвонит. И не напишет. И все-таки, нажимая кнопку, она продолжала надеяться.
Пыщ!
Надежда лопнула: все звонки и сообщения были от Гон У.
Она нажала на первое.
"Мне нужно тебя увидеть. Если ты в консе, зайди в 114 класс".
"Ру Ми, у меня к тебе срочное дело. В каком ты классе?".
"Ру Ми, ты где? Ответь, это срочно!".
"Ру Ми..."
Она вздохнула, надела слуховой аппарат и нажала на вызов.
Гон У ответил сразу, словно держал телефон в руке в ожидании ее звонка. В трубке что-то трещало и гудело. Кажется, он был на улице. И судя по тому, как задыхался, бежал.
- Ты сейчас дома? - не дав ей и слова сказать, выпалил он. - Через пять минут буду!
Связь прервалась.
Ру Ми озадаченно посмотрела на телефон и вышла на лужайку.
Гон У действительно появился через пять минут, весь потный, словно несся рысью от самых консерваторских дверей. Глаза у него при этом сияли так, что запросто могли освещать дорогу на манер фар. Он пролетел прямо к двери, вошел как к себе домой (в какой-то степени так оно и было), стряхнул с ног кроссовки, кивнул тете и без всяких церемоний поднялся в комнату Ру Ми.
- Э-эй, полегче! - взбегая за ним по лестнице, шутливо возмутилась она. - А вдруг у меня там нижнее белье по полу раскидано?
Он не ответил, уже засовывая в проигрыватель диск.
- Слушай, - протянул ей наушники с выражением такого ошеломления на лице, что Ру Ми беспрекословно выставила громкость на нужную ей величину и села в кресло.
- Ну, и? - спросила она, услышав первые аккорды. - Григораш - "Хора-стаккато". Виртуозная песа для скри...
- Ты слушай, слушай, - прочитала она по губам.
И тут...
Увидев, как округлились ее глаза, он просиял улыбкой и не сводил взгляда с ее лица до самого конца.

Послушать музыку вместе с Гон У и Ру Ми

- Ну, как? - выдохнул он, когда Ру Ми сняла наушники.
Она протянула руку и, поняв ее без слов, Гон У вложил ей в ладонь коробку от СД-диска.
"Паганини трубы, Сергей Накаряков родился 10 мая 1977 года в Горьком (Нижнем Новгороде) в музыкальной семье..."
Она бегло пробежала глазами биографию и перешла к списку произведений.
- "Полет шмеля" тоже есть, - следя за ее взглядом, ткнул пальцем во вторую строчку Гон У и вытащил из чехла трубу. - Погоди!.. Я тоже могу!..
- ...но не так, - замахала она руками.
- Ладно, не так, но я и не учил специально, - согласился он и снова указал на наушники. - А вот... Надень, надень! "Вечное движение" Паганини, представляешь?
- Да его и на скрипке не каждый сыграет...

Послушать музыку вместе с Гон У и Ру Ми

Ру Ми слушала музыку, чуть покачивая в такт головой, и улыбалась. Глядя на Гон У, ей часто хотелось улыбаться - такого жизнелюбия, такой целеустремленности, такой самоотдачи и неколебимой веры в себя и других, какой обладал он, хватило бы на целый оркестр. И он щедро делился ими со всеми. И с ней тоже, как профессионально, так и по-человечески, ведь только благодаря ему она смогла преодолеть предоперационный ужас. И реабилитацию - тоже. В одиночку она бы не справилась.
В одиночку.
Она выдохнула, сама не заметив, что во время головокружительных пассажей задержала дыхание.
- Ну, как? - спросил Гон У с таким видом, словно знаменитый русский трубач был как минимум его учеником.
Она заподозрила, к чему он клонит, но сделала вид, будто не понимает.
- Что значит - "как"? Замечательно. Собственно, что ты хочешь - это же музыкант с мировым именем... Вон, смотри - Германия, Венгрия, Чехия, Израиль, США, Канада, Южная Америка, Австралия... О, он и у нас тоже бывал...
По тому, как замялся Гон У, все сразу стало понятно.
- Только не говори, будто слышишь эту фамилию в первый раз. Ты же сам трубач, как не стыдно!.. Даже не знаю, чему нужно больше поражаться - твоему таланту или непроходимой дремучести!
- Ай, ладно, я не за этим!.. - отмахнулся он, явно смущенный.
- А за чем? - снова изобразила она святую невинность.
- Как думаешь... - он замялся. - Как думаешь, у меня так получится? Я как услышал, места себе не нахожу... Хочу... Хочу попробовать...
- Что именно?..
Он исподлобья взглянул на нее, явно взвешивая, говорить или нет, но все-таки решился.
- Вот это...
Ру Ми посмотрела и не поверила своим глазам.
- Мендельсон? Концерт для скрипки?.. На трубе?.. Ты с ума сошел?..
Его глаза снова вспыхнули.
- Ру Ми, я хочу попробовать. Очень хочу. Так же, как хочу дирижировать. Ты ведь мне поможешь? Ты сделаешь переложение?
Она ошеломленно хлопала глазами. Ошибочно приняв молчание за знак согласия, Гон У вытащил из папки ноты.
- Вот. Взял сегодня в библиотеке...
- А со своим педагогом ты это уже обсуждал? - только и смогла спросить она.
- Ага, - отмахнулся он, перелистывая страницы. - Вот, смотри...
- И?
- Тоже сказал, что я сошел с ума.
Он весело рассмеялся.
- Ну, поможешь мне, Ру Ми?
Когда он так на нее смотрел - искренне, не сомневаясь ни в своих, ни в ее силах, - она не могла устоять.
- Ты точно сумасшедший. Я не уверена, что справлюсь, но попробовать можно.
- Есссс! - Гон У торжествующе сжал кулак, но тут же опустил и снова посмотрел на нее тем взглядом, по которому стало понятно, что и это тоже не все.
- Давай уже, выкладывай, что ты задумал!
- Я тут полистал конкурсы...
Определенно, это мог сказать только Гон У, сам не представляющий меры своего таланта и играющий с ним, как играет большим надувным мячом ребенок.
Она взяла протянутый буклет и уже в который раз за вечер не поверила своим глазам.
Дюссельдорф? Международный конкурс для исполнителей на духовых инструментах "Эол"?
- Тут и необходимая программа заявлена... В принципе, могу успеть... Надо, правда, будет еще и спонсоров искать...
- Ты не просто сумасшедший - ты очень нахальный сумасшедший.
Он снова рассмеялся и вмиг посерьезнел.
- Как думаешь, если я стану победителем, Учитель... Он признает меня? Он возьмет меня к себе?
Ру Ми отвела взгляд. Сколько уже времени прошло, но каждый раз, чтобы произнести даже не имя его, а просто "Учитель" - так же, как говорил и Гон У, с большой буквы, ей требовалось сначала сделать вдох. Ему - тоже.
- Учитель наметил тебе программу, и если ты справишься... Не думаю, что он нарушит свое слово.
Он просветлел.
- Слушай, слушай... А если я возьму первую премию на международном конкурсе, он засчитает это за две национальных, а? Просто так время терять не хочется...
Ру Ми взяла его за шкирку и потащила к двери.
- Еще одно слово, и я тебя больше на порог не пущу! Нахал ты, вот кто!.. "Первая премия"!.. Иди и занимайся!.. Нот же еще в глаза не видел, лауреат!
- Партитуру я тебе оставляю!.. - Гон У схватил в одну руку трубу, в другую - папку с нотами и слетел вниз по лестнице. - Увидимся завтра в консе!..
Завтра они не увиделись, потому что у Ру Ми был назначен визит к врачу, но уже послезавтра она с гордостью продемонстрировала ему первые результаты своих усилий. Он так впился взглядом в нотные листы, что она не удивилась бы, полыхни они синим пламенем.
- С...спасибо... - невнимательно поблагодарил, находясь уже не здесь. - А ну-ка... - поднес трубу к губам.
Она слышала его даже без аппарата.
- Так, стоп... - он раздосадованно прищелкнул языком. - У меня дыхания не хватает и не хватит никогда!.. Чем мне тут дышать-то? Жабрами? А играть чем?
- А тот русский, между прочим, играет пассажи и подлиннее, - прищурилась Ру Ми. - Но если ты настаиваешь...
Он вырвал ноты у нее из рук.
- Я попробую.
И он пробовал. Пробовал, когда она ушла на следующую лекцию, пробовал, когда она с нее вернулась, пробовал - уже наизусть, когда она забрала первые наброски и пошла показать их профессору, пробовал, когда она уходила домой...
Утром они встретились в магазинчике, куда она зашла купить себе что-нибудь на ланч. Судя по тому, что был Гон У в том же джемпере, что и вчера, он провел в классе всю ночь.
- У меня все-таки получилось, - устало выдохнул он и потер красные глаза. - Я спать, - похлопал себя по макушке, - голова сейчас лопнет. Устал до смерти.
- Я внесла правки. Сказали, что получилось неплохо, но, если честно, никто не верит, что это можно сыграть...
- Но почему? - искренне удивился он. - Глупости - все можно сыграть, было бы желание!..
...и талант, - мысленно добавила она.
И если с первым у нее проблем не было, то со вторым все обстояло не так гладко, и работа по переложению затянулась. А когда она была закончена, то Гон У заперся в четырех стенах, занимаясь так, словно от результата зависела его жизнь. В какой-то степени, это было правдой: она бы поступила так же, подари это возможность снова оказаться рядом с Учителем...
Если бы она не была инвалидом... Если бы была талантлива...
Если бы...
Гон У возник на ее пороге так же внезапно, как и исчез несколько недель назад. Осунувшийся, похудевший и до самой стриженной макушки полный боевого задора.
- Я тут хочу обкатать программу... Думаю заявиться на конкурс молодых исполнителей.
- Почему бы и нет?.. А разве на отчетном концерте отделения ты не ее играешь?
- Ее, но хочу и в конкурсном формате обкатать. Слушай, как насчет того, чтобы со мной съездить? Все-таки переложение делала ты, и я думаю... - он смешался, сбившись с мысли под ее удивленным взглядом. - Опять же, там всякие мастер-классы проходят, и по композиции тоже. Тебе будет интересно...
Ру Ми подумала и согласилась.
Пожалела об этом она уже через неделю: учитывая сроки, подготовка к конкурсу напоминала адскую карусель, и ей было страшно за Гон У, который днем учился, а все свободное время занимался, оставляя на сон ровно столько времени, чтобы не валиться с ног. Волновало это не только ее.
- Ру Ми... - Чон Хи Юн заглянула в комнату и сокрушенно покачала головой: она хотела попросить Ру Ми повлиять на племянника, пока тот себя в гроб не загнал?
Ру Ми спала прямо за столом, уронив голову на нотную тетрадь.
- Два сапога пара... - Чон Хи Юн осторожно достала из сжатых пальцев карандаш, укрыла Ру Ми пледом, выключила верхний свет.
Остановилась в дверях.
Какой замечательной они были бы парой...
А ведь он до сих пор ее любит...
И почему судьба так несправедлива?..

***

- ...Кан Гон У. Мендельсон. Концерт для скрипки с оркестром ре минор. Переложение для трубы выполнено Ту Ру Ми.
Ру Ми закрыла глаза и стиснула руки. Сделала глубокий вдох, который - она знала - сделал сейчас на сцене Гон У.
Дирижер поднял палочку.
Три-четыре...
...Он вернулся за кулисы весь бледный от возбуждения, в поту, сияющий, ничего еще не соображающий - еще весь там. Его хлопали по спине, с ним фотографировались, поздравляли с однозначной победой, жали руки - "Какая штриховка!.. Какая регистровка!", совали визитки - "Обязательно свяжитесь с нами!.."... Гон У только кланялся в ответ, бормоча бессвязный набор слов благодарности.
Ру Ми протиснулась к нему сквозь толпу и за руку потащила в класс. Гон У покорно шел следом, сам не веря в то, что только что сделал, не совсем понимая, кто он и где. Сердце до сих пор колотилось так, словно занимало даже не грудную клетку, а все тело, от макушки до пяток; он еще вибрировал от по-прежнему звучащей внутри музыки.
- Попозже!.. - Ру Ми категорически оттеснила за дверь хвост поклонников, повернула ключ и вложила ему в руку стакан воды.
После второго глотка взгляд Гон У приобрел некоторую осмысленность.
- Все...
Она неловко пожала ему руку, а потом, не удержавшись, кинулась на шею:
- Ты справился, ты со всем справился!..
Он счастливо и смущенно наморщил нос, не в силах совладать с переполняющими его эмоциями - адреналин, драйв, ощущение хорошо выполненного дела, а главное - музыка, влившаяся в него, позволившая влиться в себя, унесшая его за собой и беспрекословно подчиняющаяся его малейшим желаниям, движениям души, пальцев и губ - ради этого стоило жить.
Он вытер мокрые глаза.
- Ты молодец, молодец, молодец! - Ру Ми теребила его, как игрушку, в радостном помрачении позабыв про все приличия и границы. - Эй, что молчишь, скажи же что-нибудь!..
- Спасибо тебе... если б не...
- Я не об этом!.. Ну, что ты сейчас чувствуешь?
- Губы онемели... Как не мои...
Ру Ми на одном дыхании приподнялась на цыпочки и поцеловала его:
- Они тоже молодцы!..
И ахнула, сообразив, что сделала. Его лицо окаменело, взгляд изменился - он вдруг посмотрел на нее так, как не позволял смотреть уже почти целый год. Ру Ми замерла.
В дверь постучали, зазвучали голоса. Вознося небесам хвалу за ниспосланное спасение, она впустила репортеров и выскочила, прорвавшись сквозь хлынувший ей навстречу поток; метнулась на лестницу и прижала ладони к щекам: что? Что на нее нашло? Почему она это сделала?..
В тот миг ей показалось это совершенно естественным. Ее переполняла радость и гордость за него, ее самого близкого друга, ее соратника, лучшего и единственного ученика Учителя - человека, который был для нее и богом, щедрым и беспощадным, и мужчиной, и отцом, и профессионалом высочайшей пробы, - но сейчас, спустя мгновение, она уже ругала себя за идиотский порыв.
И за ни с того ни с сего расстучавшееся в груди сердце - тоже.
Возвращаясь вечером после объявления результатов в общежитие, они молчали - не столько от смущения, хотя к этому эпизоду больше никто не возвращался и Ру Ми нет-нет да и ловила на себе задумчивый взгляд, - сколько от счастливой опустошенности, чуждой любых слов.
- Спокойной ночи, - Гон У развернулся к своей двери.
- Спокойной. Отсыпайся. Завтра домой. И еще раз поздравляю. Лауреат ты наш.
- Поздравлять будешь, когда я получу Гран При в Дюссельдорфе, - и он широко улыбнулся, сразу превратившись в счастливого мальчишку.
- Fighting!
Она протянула руку, но вместо того чтобы пожать ее, Гон У дернул Ру Ми к себе и обнял - крепко, так же крепко, как тогда, когда они потерялись на улице и он чуть не свихнулся от страха.
- А ты знаешь, - выдохнул он ей в самое ухо, кончиками пальцев отведя в сторону прядку, - что лучше трубачей никто не целуется?..
И выдержав точную паузу, чтобы смысл его фразы дошел до ее встрепанного разума, однако же не дав ей возможность собраться с ответом, оставил ее стоять в коридоре с широко раскрытыми глазами. И снова отчаянно колотящимся в груди сердцем.
Он закрыл дверь и привалился к ней спиной, глядя в темный потолок.
Первый шаг.
Он сделал первый шаг туда, где ждал его Учитель.
И Ру Ми.
Дюссельдорф? Труба? Дирижирование?
Ру Ми?..
Однажды он добьется своего. Ведь что такое жизнь как не вечное движение?


"STASY.NET и все, все, все!"
e-mail: info@stasy.net