Оранжевое небоDark corner
 •

Рыжий Бесстыжий Романтический Автор

Да, это - Я!


Забор :)


Восемнадцатый этаж

- Пойдем, - едва дождавшись, когда Му Гёль опустит на стол ложку, Мэри за руку потащила его к дверям, не дав даже губ вытереть. Он только-только успел схватить куртку.
- Эй! Куда?..
- Идем-идем, - не отвечая на вопрос, она тянула его за собой.
- Эй! - он вырвался.
- Му Гё-о-о-оль, ну пожалуйста!..
Он недовольно сдвинул брови. После еды хотелось не бегать по улицам, а посидеть. Или полежать. Сегодня и без того пришлось целый день бегать-прыгать-стоять-сидеть-улыбаться и выполнять прочие дурацкие от "просто дурацких" до "крайне идиотских" команд фотографов и режиссеров.
- Пожалуйста!.. - повторила она.
- А на завтра это перенести нельзя?
- Ну пожалуйста! - Мэри умоляюще захлопала глазами, снова до смешного начав напоминать Кота из Шрека.
Му Гёль надул губы, чтобы не засмеяться.
- А давай ты выполнишь мое желание, а потом я - твое!.. - торопливо предложила она.
Его желание?
Это меняло дело.
Окееееей...
Он перехватил ее руку так, чтобы это не она, а он ее вел.
- Туда?
Она улыбнулась и кивнула. Помпон на берете смешно подпрыгнул.
- Айда!
Странно.
С ней ему не хотелось постоянно доказывать свое превосходство, не хотелось сшибаться лбами, лишь бы настоять на своем, не хотелось во всем и всегда играть первую скрипку.
И вообще, по отношению к тому, кого любишь, быть всегда правым совсем не обязательно.
Через некоторое время он сообразил, куда они идут. А еще минут через пять они стояли, растерянно задрав головы к ночному небу.
- Ой... Достроили... - растерянно выдохнула Мэри. - Как быстро...
- И даже людей поселили. На крышу хотела?
Не отрывая взгляда от дома, она кивнула, явно собираясь что-то сказать, но не успела: на пятом этаже с грохотом распахнулось окно.
- ...ненавижу тебя!.. - прозвенел над двором истерический женский вопль.
Из окна вылетел букет роз и плюхнулся на газон.
Му Гёль и Мэри переглянулись. Косясь наверх - как знать, не вылетит ли следом и сам даритель? - она все-таки подошла и подняла цветы.
- На кой они тебе? - фыркнул Му Гёль, всегда считавший цветы, плюшевые игрушки, сердечки-колечки и прочие кулончики... хорошо - кулончики вычеркиваем... уделом любителей сериалов про любофффь.
- Жалко же. Такие красивые, - Мэри поправила отогнувшийся лепесток. - Они же для чего-то росли...
- Только с собой мусор не тащи...
Мэри выразительно прищурилась, и он прикусил язык, сразу вспомнив, на каких помойках они собирали обстановку для своего жилища. Тем не менее, вид чужого "веника" в руках Мэри, не говоря уже о том, что она собиралась принести его домой, необъяснимо раздражал. Впрочем, перепалка увяла, не начавшись, когда из подъезда, на ходу натягивая пальто и не попадая в рукава, появился крайне раздраженный мужчина средних лет.
Бормоча себе под нос, он пробежал к машине (Мэри торопливо спрятала букет за спину) и, развернувшись так, что покрышки истерически взвизгнули по асфальту, дал по газам.
Мэри подняла взгляд на пятый этаж. В окне темнел женский силуэт.
Шших - занавески задернулись.
На крышу больше не хотелось.
Му Гёль покосился на Мэри, потом вверх и спросил:
- Тебя опять, что ли, на романтику потянуло? Имей в виду: жечь костер я сейчас не пойду ни под каким видом!
Мэри рассеянно теребила букет.
- Да... Нет... - она замялась, посмотрела на Му Гёля и почему-то смутилась. - Не знаю - просто захотелось.
Что-то в ее интонации настораживало. Му Гёль вопросительно приподнял бровь.
- Вот просто так, ни с того ни с сего, приспичило лезть на... - он оглянулся и пересчитал светящиеся и темные окна, - ...на восемнадцатый этаж?
Мэри кивнула.
- Я дурочка, да?
Он покачал головой.
- Детский сад...
Налетел порыв ветра. Му Гёль тут же начал замерзать. Хоть весна уже и стояла на пороге, но по вечерам было по-прежнему так холодно, что казалось, будто вот-вот пойдет снег.
Мэри вздохнула.
- Идем. Ты сегодня устал, а я тебя по улицам таскаю...
Возражать он не стал, и на обратном пути гадал, может ее желание считаться выполненным или все-таки нет и, соответственно, имеет ли он право на исполнение собственного. С одной стороны - они протопали весь путь сюда. С другой - на крышу так и не залезли. Все мыслительные процессы притормозились, когда Мэри вдруг обхватила его поперек спины и крепко-крепко прижалась.
- Ты чего? - опешил он.
- Ничего, - пробормотала она. - Просто замерзла...
- Говорили тебе... - он приобнял ее на ходу. - Сильно замерзла?
Мэри кивнула.
- Совсем-совсем.
Она замедлила шаг и положила голову ему на плечо. Кудри защекотали ему подбородок.
Дзинннннь!
Му Гёль остановился.
- Иди сюда...
Он распахнул куртку. Первым туда нырнул пронзительный ветер.
- А-а-а, давай быстрей, пока я не околел!
Букет упал на землю второй раз за сегодняшний вечер. От того, с какой решительностью Мэри прижалась к нему всем телом, по спине Му Гёля пробежали мурашки. Она ткнулась лицом ему в шею. Нос у был холодным, зато дыхание - теплым. И влажным. Как были теплыми и влажными ее губы.
Следующий "дзинннннь!" прозвенел еще более убедительно.
Многоэтажка на горизонте приосанилась. Тело взяло под козырек.
Восемнадцатый этаж...
...Она меня соблазняет, - в ошеломлении понял Му Гёль. - Она меня соблазняет. Соблазняет.
Он почти завернул ее в себя, прижав к груди с такой силой, что теперь чувствовал каждый ее вдох, каждый ее выдох.
- Давай... грейся...
Мэри молчала. Ее руки за его спиной сдвинулись. Прикосновение губ к шее больше не было случайным - она действительно его поцеловала и подняла голову, посмотрев в упор. Стоило их взглядам встретиться, и сердце Му Гёля, державшееся на тоненькой ниточке, оторвалось и взмыло в небеса. Все чувства пошли вразнос. И первым - чувство реальности.
Холод?
К черту холод.
Ему стало жарко.
- Мэри...
Он толкнул ее в подворотню и целовал, пока у него самого не закружилась голова
- Мэри...
Она не ответила - она ничего не понимала. Ночь ревниво льнула к тем местам, которых только что касались его губы, лизала их холодным языком. Фонари за спиной Му Гёля приглашающе качались. Или нет - это у нее подгибались ноги. Мэри собралась с силами и уперлась руками ему в плечи. Не в состоянии говорить, отрицательно помотала головой - встрепанная, в съехавшей набок беретке, раскрасневшаяся...
Му Гёль отпрянул. Только сейчас он понял, что еще немного - и они занялись бы любовью прямо на улице.
- Прости... - пробормотал он. - Прости, прости...
Она вгляделась в его лицо, увидела в темноте складочку между бровями:
- Ты сердишься?.. Что-то не так?..
- Нет. Да. На себя.
Она испуганно хлопала ресницами. Он отвернулся, беззвучно скрипнул зубами в темноту, но повернулся уже с улыбкой - правда, кривоватой.
- Прости. Тебе не понять. У нас, у мужчин, немного по-другому все устроено. Идем.
Они возвращались домой под аккомпанемент собственных шагов, глядя в разные стороны. Мэри пыталась прийти в себя. Му Гёль - тоже. Секундная эйфория сменилась мрачным унынием и предчувствием очередной нескучной в не самом лучшем смысле этого слова ночи.
Мэри покосилась на него раз, другой и все-таки подергала его за рукав.
- Извини.
- Вот-вот, тебе стоит извиниться, - беззлобно проворчал он. - Придумала еще - на улице обниматься... А кто отвечать будет?
Он повернулся к ней лицом и развел руки в стороны для лучшего обзора. Мэри вид оценила. Берет на ушах задымился.
- Знаешь, есть такое выражение: "Мы в ответе за тех, кого..."
...и тут язык сыграл с ним злую шутку:
- ...возбудили.
От неожиданности она даже сбилась с шага. Не веря собственным ушам, посмотрела на опешившего от собственной оговорки Му Гёля и прыснула. Он попытался было изобразить, что именно это и хотел сказать, но не сдержался и тоже засмеялся.
Сразу стало легко. Она взяла его за руки и прижала холодные ладони к своим горячим щекам.
- Домой?
Он все понял. И кивнул.
Остаток пути они бежали, крепко держась за руки. Лязгнула, открываясь, дверь. Му Гёль потянул ее внутрь, но Мэри замерла на пороге - она была смущена, она была счастлива, она робела и не скрывала этого.
- Идем...
...Он не уставал удивляться, с какой смелостью и щедростью она открывала себя ему, отдавала себя ему. Он - мужчина. Значит, должен быть смелее и сильнее. Должен вести за собой. Но иногда рядом с Мэри Му Гёль чувствовал себя трусом. Например, сейчас, когда ее маленькие ладони скользили по его груди и она, ничего не боясь, ничего не стесняясь, открывшись ему - вся, до самого донышка, - смотрела на него.
- Люблю.
Осознание, что он не знает, что делать дальше, накрыло настолько внезапно, что Му Гёль даже остановился. У него было много женщин, но он не помнил ни одной - да и не для того они были ему нужны, чтобы помнить. С Со Джун секс напоминал скандал с бурным примирением, после которого, сталкиваясь с ними на лестнице, соседи бормотали что-то среднее между "здравствуйте" и "совсем стыд потеряли".
А Мэри...
Мэри была другая.
С ней он был другим. Стал другим.
И перестал понимать, что делать.
Му Гёля пробил пот, на лбу выступила испарина, как во время полуденной летней жары, хотя в гараже было холодно, а всей одежды на нем осталось - браслеты на руке и тоненькая цепочка на шее.
С котенком.
- Мэри, я...
Она улыбнулась и погладила его по щеке:
- Не бойся... Закрой глаза... Представь, что ты на крыше...
Если бы сейчас было подходящее время для саркастических ремарок, он бы не упустил возможности сострить. Вместо этого он улыбнулся той самой улыбкой, которая делала его похожим на довольного кота, и закрыл глаза.
- На восемнадцатом этаже?
- Ага.
Его рука скользнула вниз, между их телами.
Ее глаза стали очень большими и очень, очень круглыми.
- Первый... - прошептал Му Гёль, глядя на нее сквозь ресницы. - Второй...
На пятом он перестал улыбаться, на десятом начал задыхаться. На пятнадцатом они застонали, а до восемнадцатого не добрались.
На следующий вечер, вернувшись домой, он даже не перешагнул через порог - за руку схватил Мэри, вышедшую навстречу в фартуке поверх платья, и потащил за собой.
- Эй, я замерзну!..
Он сдернул куртку, набросил ей на плечи. Совсем скоро они стояли у новостройки.
- Но как мы попадем внутрь?
Му Гёль поднял голову. В знакомом окне на пятом этаже горел свет. Он подошел к двери в подъезд, что-то вычислил в уме и набрал номер квартиры.
- Кто там? - спросил женский голос.
- Доставка цветов, - подмигнув Мэри, ответил Му Гёль.
Замок пискнул.
В лифте он нажал на кнопку последнего этажа и толкнул ведущую на крышу дверь.
- Идем.
Город истыкал черноту ночи искрами фонарей, смял ее складками холмов; растекся светящимися дорожками, взбегая вверх и спускаясь вниз под бездонным небом.
- А-а-ах... - с благоговением выдохнула Мэри.
Он обнял ее со спины, положил подбородок на плечо.
- Довольна?
Она кивнула.
- Знаешь, зачем я вчера хотела сюда прийти?
- М-м... - промычал он, не поднимая головы, и уткнулся носом в ее теплую шею.
- Чтобы сказать, что нам с тобой пора... - и замолчала, столкнувшись с трудностями в подборе слов.
- Что "пора"? - продолжая внюхиваться в ее шею, рассеянно спросил Му Гёль.
- Пора быть вместе.
Он выпрямился. Озадаченно сдвинул брови.
- Ты сейчас о том, о чем я подумал?
Она смущенно кивнула.
- А... а зачем нам надо было лезть на восемнадцатый этаж? Или ты... - он выразительно прищурился.
- Подумала, что с этим местом у меня связаны столько воспоминаний... Разных... Му Гёль, ты куда?
- Запру дверь, чтобы нам никто не помешал э-э... вспоминать, - пояснил он. - Знаешь, а мне нравится эта идея...
- Эй... Эй!.. Ты что делаешь?! Му Гёль!.. Ммм...
- Ты ведь хочешь романтических воспоминаний?.. Да не брыкайся ты, слышишь? Тише!..

...обитательница квартиры на пятом этаже, поджимая мерзнущие даже в носках пальцы, озадаченно проводила взглядом проехавший вверх лифт. Возможно, ошиблись кнопкой и сейчас вернутся? Но нет. Лифт клацнул где-то далеко вверху и затих. Потом снова поехал - вверх, вниз, снова вверх...
Но на ее этаже так и не остановился.



"STASY.NET и все, все, все!"
e-mail: info@stasy.net