Оранжевое небоDark corner
 •

Рыжий Бесстыжий Романтический Автор

Да, это - Я!


Забор :)


Все начинается с поединка
A/N
Так, детей сюда не приглашали, поэтому несовершеннолетние - кыш-кыш! Тут далеко не все так целомудренно!
...в общем, сломалась я и таки написала эротику по Гокусену :)


В дверь названивали так, словно наступил конец света.
- Да иду, иду уже! - отозвался Шин.
Это мог быть только один человек. Поэтому, отпирая дверь, он улыбался...
...и схлопотал в челюсть в тот самый миг, когда открыл ее на достаточную для кулака ширину. Если б Шин был готов к удару, то...
...то и тогда у него не было бы ни шанса. Дверь с ноги распахнулась во всю ширь, хрястнула о стену - натужно застонал, но выдержал косяк... И перед Шином возникла пламенеющая адским бешенством Ямагучи.
- Кха...кхакого ч-чшерта?! - оказывается, говорить, не чувствуя, чем именно ты это делаешь, очень трудно.
Шин пощупал подбородок. Челюсть, как ни странно, оказалась на месте.
Пока на месте, потому что в дверях Ямагучи обреталась недолго. И засученные до локтя рукава олимпийки не оставляли сомнения в ее намерениях.
- Не-ет... Это я должна тебя спросить "какого черта"! - прорычала она. Бац-бац. - Куда тебя понесло?! - бац! - Ведь говорили же тебе! Пр-редупреждали!
Бац!
Далеко не все "бацы" Шину удалось отбить. В частности, последний - прямой в лицо, от которого голова запрокинулась назад, и мозг, чудом не оторвавшись от того, на чем он там держится, смачно влепился в черепную коробку, зазвенев, как колокольчик. Перед глазами заискрило - правда, половина увиденных им искр сыпались из ее глаз. Он перемахнул через журнальный столик, швырнув в Ямагучи учебником по Гражданскому праву. Толстым. Она отбила его небрежным взмахом руки, но это подарило ему целых полторы секунды, чтобы слегка очухаться и оценить ситуацию.
Ямагучи была в бешенстве. Не в том бешенстве, в каком находилась, выцарапывая "своих мальчиков" из лап какого-нибудь бандитского отребья, но очень к этому близко. И пощады ожидать не приходилось.
Впрочем, времени на раздумья не давали. Хочешь жить - уворачивайся, блокируй, отбивай.
Он хотел жить.
- Я ведь человеческим языком велела тебе не соваться в дела семьи!
Удар, еще удар.
Блок. Уход вправо.
У Шина открылось второе дыхание. Или это проснулось первое. Или сказались тренировки с Кие-саном. А может, все дело в инстинкте самосохранения или ему просто везло, потому что из трех раз она два попала в воздух. Хотя и оставшегося одного ему хватило за глаза, перед которыми опять вспыхнули и погасли разноцветные фейерверки.
Он чувствовал себя боксерской грушей.
- Или ты слов не понимаешь?!
Удар, удар-удар, подсечка.
В стену забарабанили соседи.
Захват. Под дых.
Вывернулся. Мимо.
Шин пнул журнальный столик Ямагучи под ноги, она вспрыгнула на него, как на трибуну, и оттуда - на него.
- Кие-сан знал!
Удар в грудь.
Попал.
- И Вакамацу-сан тоже!
Еще один! Есть!
Она как не замечала:
- Идиот! Там была стрельба! Тебя могли убить!
- Но ведь не убили же!
- Вот и отлично!
С ноги в голову - Шин едва успел присесть, и от свиста, с которым над макушкой пронесся ее кроссовок, на голове встали дыбом волосы.
- Потому что я тебя сама убью!
Из общего коридора донеслось шарканье шлепанцев и возмущенное:
- Савада-сан!.. Это вы что ж тут творите, а?! А-а-а! - взвыла соседка, стоило Ямагучи послать взгляд в ее сторону. - Полиция! Управдом! Налет!
Этой секундной передышки Шину хватило, и когда Ямагучи ринулась на него с очередным градом ударов, он сумел отбить все до одного (хотя тело заныло так, словно его молотили об стену).
- Я тебе ведь говорила!
- А почему я вообще должен тебя слушать? - он снова толкнул журнальный столик ей под ноги, и она пинком послала его в сторону:
- Потому что я... я... - пауза, которой Шин не преминул воспользоваться. Есть! - Я тебя старше, а старших надо слушаться! - ей не нужно было видеть его усмешку, чтобы понять, как абсурдно звучат ее слова. - Я - наследница клана! - Бац! - Ты должен был мне сказать! - Бац-бац! - Ты должен мне подчиняться!
- С чего бы? Я же не член семьи! И, кстати, Курода-сан был в курсе! - парировал Шин, уворачиваясь и ставя ей подсечку.
В курсе-то в курсе, но идея присутствия его на встрече, где решался вопрос о переделе зон влияния, Куроде Рюичиро тоже категорически не понравилась. Но Шина поддержал Кие-сан и, как ни странно, Вакамацу: "Пора Рыжего Льва и к делу пристраивать. Пусть привыкает".
- Ах, и дедушка туда же!.. Ну, я им всем покажу...
...Полминуты, максимум - минута, - понял Шин. После этого он ляжет тут костьми во всех смыслах, включая буквальный. Но он хотел прожить эти последние шестьдесят секунд так, чтобы не было мучительно стыдно - так, чтобы показать ей, каким он стал, чтобы поняла, что он может, как может...
Вбить в нее, если потребуется.
Что он больше не мальчишка.
Что он...
И Шин сорвал тормоза - не щадя ни себя, ни ее, дрался в полную силу, зная, что она отобьет все его удары. И она отбивала.
Он тоже.
Кие-сан определенно знал свое дело.
Шин почти не чувствовал боли, только упоение и ликование - совершенно идиотское ликование от осознания, что его давнишняя мечта сразиться с ней один на один, которая не давала ему покоя с момента их знакомства, - эта мечта наконец-то сбылась.
А еще...
Его это возбуждало.
Чертовски возбуждало.
Пот на ее лбу, разметавшиеся волосы, раскрасневшиеся щеки, огонь в глазах...
Словно...
Удар, еще удар.
...Так мазохистами и становятся, - съехидничало подсознание, но, поперхнувшись, заткнулось, когда его обладатель зазевался и, схлопотав коленом в солнечное сплетение, сложился пополам.
Однако срубить себя на пол Шин не дал - в тот момент, когда Ямагучи сделала замах, чтобы нанести финальный удар, он перехватил инициативу.
Захват - теперь за локоть - рывок - схватить под колено - разогнуться - на плечо и бросок резко вниз.
Ямагучи не ожидала ничего подобного.
Шин тоже, поэтому когда она, кувыркнувшись через него, с грохотом рухнула навзничь, он какую-то долю секунды просто оторопел. А потом напрыгнул сверху и крепко-накрепко придавил ее к полу.
- Ах, с... С-Савада!!! - прошипела она, морщась от боли в спине. - А ну, отпусти! - и попробовала боднуть его в подбородок.
Шин в последний миг отдернулся. Как бы не так.
- Хватит! - ни на секунду не теряя бдительности, скомандовал он. - Успокойся! Все! Да уймись же!
Она вскинулась под ним всем телом:
- Нет, не все! А, ч-черт!
Разумеется, она начала брыкаться, и каждое ее движение Шин чувствовал, как свое собственное. Проблема в том, что она тоже вот-вот почувствует...
- Лежи смирно! - с паническими нотками в голосе крикнул он: тело категорически не желало слушаться и трактовало все ее взбрыки, ерзания и колыхания так, как ему, телу, хотелось.
Почувствовала.
Ямагучи замерла, взгляд стал сначала удивленным и тут же - испуганным. Потом к ее щекам волной прихлынула кровь, сделав их похожими на два спелых помидора, и она задергалась с удвоенной силой.
- Пусти!
- Не пущу! - выпалил Шин, тоже краснея до ушей от стыда. Однако хватку он не ослабил. И дело было не в упрямстве, а исключительно в инстинкте самосохранения: он знал - стоит ее отпустить, можно заодно попрощаться с той немаловажной деталью его организма, которая сейчас столь недвусмысленно поведала ей о его состоянии. Поэтому он стиснул Ямагучи ногами еще крепче, руками прижал ее руки к полу у нее над головой и навалился грудью с такой силой, что самому стало трудно дышать.
- Савада!..
- Да лежи же смирно, бестолочь! - почти простонал он, и она испуганно застыла.
- Отпусти!
Ситуация была патовой, и выхода Шин не видел.
- Савада...
Ее руки начали расслабляться, тело - обмякать. В отличие от его собственного, которое в ближайшем обозримом будущем обмякать не собиралось.
Молчание затягивалось, меняя тональность.
Сопротивление... Напряжение...
Они смотрели друг другу в глаза. Секунда... пять... десять...
Ожидание... Предвкушение...
Шин забыл, что нужно моргать...
Нетерпение...
Он сам не понял, что случилось раньше - то ли она подалась вверх, и потом он нырнул головой вниз, то ли наоборот – он первым начал наклоняться, и она вскинулась навстречу. Но поцелуй не случился, не было даже касания губ: на полдороге поняв, что они едва не сделали, оба торопливо дернулись обратно. Ямагучи гулко стукнулась затылком об пол и, ойкнув, невольно опять подалась вверх.
А Шин - уже осознанно - наклонился.
Губы встретились с той же беспощадной яростью, с какой только что встречались кулаки. Никакой нежности - они проверяли друг друга на прочность, почти кусаясь, едва не выбивая зубы. Комнату огласило животное урчание, и Шин не сразу осознал, что вырвалось оно из его груди.
- ...форменное безобразие! Невозможно жить! То наверху топочут, как слоны, то под окнами машины шумят, а сегодня с утра пораньше налет! У нас приличный дом или бандитский притон, я вас спрашиваю?.. Нет, вы гляньте, гляньте, что там творится!.. Драка и...
Голоса и шаги оборвались у раскрытой двери.
- Да я, - смущенное кхеканье, - вижу, вижу... Савада-сан, вы бы хоть дверь закрывали, чтобы не вводить людей в возбуж... в заблуждение. А вы, Сакура-сан, в другой раз поумерьте свое любопытство... И воображение тоже.
По-прежнему прильнув губами ко рту Ямагучи, Шин лежал ни жив ни мертв от стыда. Она пискнула, съежилась и попыталась забиться ему под грудь.
- Да я!.. Да как вы! - возмущалась соседка. - Была тут драка! Была! Собственными глазами видела - была! Хотите сказать, я совсем из ума выжила?! Думаете, не могу отличить драку от... от... - она заглянула в квартиру. - А-а-а! А вам, Савада-сан, как не стыдно! Вроде, приличный молодой человек, а...
- У нынешней молодежи уже и не поймешь, где драка, а где... кхе-кхе... Ну, пойдемте. Да что ж вы как примерзли!.. Сакура-сан!.. Сакура-сан! А вы дверку все ж заприте, заприте, Савада-сан... А то, неровен час... Хе-хе. Ну, слава богу. А то я, грешный, уж думал вы из этих... кхе-кхе... Всего доброго. Развлекайтесь. Только помните - безопасный сек...
- Да идите уже! - не выдержал Шин.
- Конечно-конечно. Хе-хе.
Дождавшись, когда шаги снова удалятся, возмущенное квохтание затихнет и дверь в соседнюю квартиру закроется, он поднял голову.
- Кошмар... - простонала Ямагучи, выползая из-под его груди. - Да пусти уже, Шин... О-ох, кошма-ар...
Он осторожно выпустил ее руки, встал и, следя, чтобы не оказаться к ней в фас или, не дай бог, в профиль, добрался до двери и запер замок.
Замок был прохладный. Приятно прохладный, особенно сейчас, когда тело горело, как при высокой температуре, а стук сердца в ушах мешал сосредоточиться.
Что делать? Что сейчас делать?.. И... как?..
Шин медленно оглянулся. Ямагучи уже не лежала, а сидела на полу, собираясь вставать. В ее глазах был тот же самый вопрос.
- Ямагучи... - медленно выговаривая слоги, произнес он. - Я...
- Мне... - торопливо перебила она. - Мне... Мне надо идти. Да. Точно. Надо идти.
Он кинулся ей наперерез:
- Не уходи!.. - продолжить оказалось трудней, чем начать. Не затевать же новую драку, в самом деле! - Я... Я... Я люблю тебя... я не могу... я люблю... я... - и сбился, глядя ей в глаза.
Она потупилась. Остановилась.
Он медленно поднял руки к ее лицу.
Она смотрела в пол, стиснув кулаки, и только еще сильней покрасневшие щеки выдавали ее волнение и предчувствие - он робко надеялся, что еще и предвкушение - того, что сейчас случится.
Шин потянул ее к себе. Коснулся губами щеки.
Нежно.
Губ.
Нежно.
Тела.
Нежно.
- Не уходи... Не отпущу...
Все мысли исчезли, все вокруг стерлось, осталась только одна-единственная истина, в которую он вцепился, как в основу бытия.
"Не спеши и не дави".
Целоваться разбитыми губами было неудобно, но они этого не замечали.
Заглаживая вину, руки скользили по свежим синякам и ссадинам.
Как больно.
Как сладко.

Не спеши и не дави!..
...Не могу... больше...
Она была тугая, как кулак.
...не могу...
Не спеши!
...Я не могу!
- Шин... Шин!..
Последним всплеском сознания:
- Можно мне кончить?..
Кивок в ответ, и судорожное:
- Кумико... Ку...мико!

- Я всегда знала что между мужчиной и женщиной все начинается с поединка.
Он улыбнулся.
- Угу. Ты как-то говорила.
- Да-а?.. Хм-м... Не помню. Когда? Где?
- Да как-то в школе.
- В школе?! - теперь в ее голосе звучал ужас, и Шин, даже не видя ее лица, был уверен, что она опять побагровела. - Я что-то подобное говорила в школе?!
Он фыркнул.
- Ты еще и не такую чушь несла, бестолочь.
- "Чушь"?! Вот я тебя... - но угрозу в действие не привела - повозилась, прижавшись спиной к его груди, и совсем не похожим на свой обычный, тихим голосом вдруг призналась: - Мне стало страшно... Жутко страшно. Я испугалась, что с тобой могло... Когда Кие-сан сказал... - и замолчала.
- Спасибо, - Шин поцеловал ее чуть выше лопаток.
- Причем тут "спасибо"?.. Я не хочу бояться. Не хочу. Не за тебя.
- Я тоже за тебя боюсь - каждый раз. Но нам придется научиться с этим жить, понимаешь? Ку...ми...ко...
Еще три поцелуя.
Она неуверенно кивнула.
- И знаешь, еще что? - добавил он голосом, почему-то заставившим ее насторожиться.
- М-м?
- В следующий раз давай начнем не с драки, а как люди, ладно? А то мне все-таки жутко больно - словно только что с разборки.
- Чего?! - она развернулась в его руках и только сейчас осознала размер причиненного ею ущерба. - Ой! Ужас какой!
Он усмехнулся и подгреб ее поближе к себе.
- Ой, Шин, прости-прости...
Он закрыл глаза, подставляясь ее рукам:
- Ой, и тут! И здесь тоже! А тут какой синяк здоровенный!.. Прости, а?..
Было больно. И сладко.
И...
Шин опрокинул ее на спину, и в этот раз Ямагучи не брыкалась.
То-то.
Бестолочь.


"STASY.NET и все, все, все!"
e-mail: info@stasy.net